"Артефакт древней, более развитой цивилизации"

Научно-исследовательское судно
«Космонавт Виктор Пацаев»

Сайт ветеранов флота космической службы

ИА REGNUM

Андрей Выползов, 19.06.2017 

Сегодня, 19 июня, исполнилось бы 84 года космонавту, Герою Советского Союза Виктору Пацаеву. Он погиб 30 июня 1971 года во время посадки корабля «Союз-11» вместе с напарниками Георгием Добровольским и Владиславом Волковым.

После Великой Отечественной войны Пацаевы стали первыми переселенцами в новый советский регион — Калининградскую область. Калининградцы по праву гордятся тем, что самая западная российская область ещё и «самая космическая». Здесь в разные годы учились и работали сразу четыре космонавта Советского Союза — Алексей Леонов, Юрий Романенко, Александр Викторенко и Виктор Пацаев. Вот только музея космонавтики в Калининграде как не было, так и нет, в отличие от музейной россыпи о «старом Кёнигсберге». Впрочем, это тема для отдельного разговора.

Так вот, период жизни Пацаева в городе Нестерове Калининградской области практически не изучен ни краеведами, ни журналистами. В этом материал я постарался собрать всю интересную информацию о «калининградском следе» космонавта.

Итак, в город Нестеров (бывший немецкий Шталлупёнен, а в период Третьего рейха — Эбенроде), что на границе Калининградской области и Литовской ССР, Пацаевы приехали в сентябре 1948 года. Это была большущая семья — шестеро детей, но всего двое из них Пацаевы — Виктор и Галина.

Дело в том, что глава семьи Иван Пацаев погиб 16 октября 1941 года во время Можайско-Малоярославецкой операции. Он, инструктор райкома ВКП (б), служил политруком батареи 591-го зенитного артиллерийского дивизиона. До войны Пацаевы жили на северо-западе Казахской ССР в поселке Альга (рабочий поселок возник в 1930-е годы во время строительства Актюбинского химического комбината по производству фосфорных удобрений). Здесь и родился Виктор Пацаев.







После войны вдова Мария Пацаева вышла замуж за Ивана Волкова, пришедшего с фронта без руки. Мужчина сам был вдовец, на руках — четверо детей. В 1948 году Волковы-Пацаевы принимают решение переехать на новую советскую землю, воспользовавшись льготами переселенцев в колхозы Калининградской области, утверждёнными Совмином Союза ССР в 1947 году.

Из семейного архива Загорских.
Виктор Пацаев (справа)
у дверей Нестеровской школы.
1950-е годы
Из семейного архива Загорских.
Виктор Пацаев (справа)
пилит дрова в Нестерове.
1950-е годы
Из семейного архива Загорских.
Виктор Пацаев (крайний слева)
с друзьями и Майей Крюковой.
Нестеров. Весна 1954 года

Осели практически в первом городе при въезде в Калининградскую область со стороны Литовской ССР — Нестерове. Город был переименован лишь два года назад в честь Героя Советского Союза Степана Нестерова, погибшего в боях при взятии Эбенроде. Именно танкисты гвардии полковника Нестерова разбили в Эбенроде фашистскую танковую дивизию имени нацистского преступника Германа Геринга (недалеко от этих мест Геринг построил охотничье имение, которое спустя 70 лет после Победы вздумали восстановить калининградские бизнесмены-чиновники). Во время войны в окрестностях Эбенроде гитлеровцы построили лагерь для военнопленных Офлаг-52, где погибло до 8 тысяч советских солдат.

Вернёмся к переселенцам Пацаевым-Волковым. Ивана Волкова назначили председателем колхоза «Заветы Ильича». Марья Пацаева устроилась в магазин «Ткани». В Калининградскую область Виктор Пацаев приехал последним из родни, в году 50-м.

О молодых годах Виктора автору этих строк рассказала несколько лет назад жительница Нестерова Майя Загорская (в девичестве Крюкова), которая именует себя «первой любовью космонавта».

«Я заканчивала восьмой класс, а Витя десятый, — повествует Майя. — Пацаев был красавец. Метр восемьдесят, стройный, кудрявый, черноволосый. Очень правильный, учился нормально, не пил, не курил. Даже драться не умел».

Жили Пацаевы бедно. Загорская вспоминает: «У Вити была одна-единственная вельветовая курточка на молнии».

После школы Пацаев поступил в Пензенский индустриальный институт, но на каникулах всегда приезжал в Нестеров.

«Витя приходил в наш класс и садился сзади за парту, — продолжает Майя. — Особенно часто заглядывал к своему бывшему классному руководителю Павлу Константиновичу Савину, учителю русского языка и литературы. Константиныча вся школа звала Корешком за то, что он неизменно поправлял учеников у доски: «Не приставка, а приставочка, не корень, а корешок». Так вот, придет Витя в класс и сядет нарочно сзади меня. Я шепчу — ну зачем пришел смущать? Помню, Корешок увидел, что мы шепчемся, и меня к доске вызвал. Я ударилась в молчанку, только кулак Пацаеву показываю. Корешок мне кол и влепил. Но после урока сказал: «Не расстраивайся, единицу не поставил. Я же вижу, что жених пришел».

После окончания пензенского вуза Пацаев уехал в подмосковный Долгопрудный, где в КБ разрабатывал космические приборы. Звал к себе невесту в многочисленных письмах. В 1958 году родители благословили Майю, и она приехала к любимому.

«Я пришла в инженерное общежитие, Витя отправился в магазин за конфетами и шампанским, — рассказала Майя Загорская. — А я решила заглянуть к нему в тумбочку. И увидели две стопки писем. В одной узнала свои письма, а в другой на конвертах стоял пензенский адрес и женское имя. Я прочитала несколько писем и поняла, что у меня есть соперница».

В общем, произошло выяснение отношений, и Майя со слезами покинула и общежитие, и город. С тех пор она не встречалась с Пацаевым, даже когда он приезжал в Нестеров. А через год после размолвки Майя вышла замуж за местного лейтенанта ОБХСС. Женился и Виктор.

 

…Сообщение о гибели экипажа космического корабля «Союз-11» было опубликовано в центральной печати 1 июля 1971 года. «Калининградская правда» также перепечатала трагический материал на своей передовице, но ни строчкой не обмолвилась, что Пацаев — земляк.

В официальной биографии космонавта, опубликованной в «Правде», также был вырезан калининградский период жизни. Читаем: «Инженер-испытатель Пацаев родился 19 июня 1933 года в городе Актюбинске Казахской ССР. После окончания средней школы поступил учиться в Пензенский индустриальный институт, который закончил в 1955 году».

Но всё же калининградцы почтили память своего земляка, увековечив его имя в стихе. Это сделал поэт из города Гусева (20 км от Нестерова) Илья Баевский, который в кратчайшие сроки написал стихотворение под названием «Матросовы космического боя». И его опубликовали в «Калининградской правде» уже 1 июля. Там есть такие строки:

Их с нами нет, сердца их не согреть,
Над ними звезды алые мерцают.
Есть счастье в том, чтоб жить и умереть,
Как Добровольский, Волков и Пацаев.

Потом рифму «мерцают» и Пацаев использовали другие, уже именитые поэты в Советском Союзе.

Перед стартом Из архива ИА REGNUM Из архива ИА REGNUM

Добровольский, Волков и Пацаев стали первыми, кто испытал новый космический комплекс — орбитальную станцию «Салют» и транспортный корабль «Союз-11». Полёт продолжался в течение 23 суток 18 часов 21 минуты 43 секунд и, по словам тогдашнего президента Академии наук СССР Всеволода Келдыша, на то время являлся самым продолжительным в истории человечества полетом в космосе.

«Проведенные космонавтами эксперименты открывают большие перспективы для метеорологии, геологии, географии, по исследованию атмосферы, океана, растительного покрова и ресурсов Земли», — сказал Келдыш на траурной церемонии прощания с космонавтами.

После трагедии с нестеровчанкой Майей Загорской случилась мистическая история. Дело в том, что Виктор Пацаев еще в студенческие годы подарил девушке серебряный медальончик в виде сердечка. Майя вставила туда две фотографии — свою и Виктора.

«И так получилось, что я его потеряла, — рассказывает Загорская. — А в августе 1971 года — спустя чуть более месяца после гибели Вити, мы стали менять пол в прихожей. Только сняли доски, и я увидела медальон. Когда открыла его, ахнула. Фотография Вити враз вся почернела. А моя — нормальная».

А вскоре к Загорским пожаловали какие-то странные корреспонденты, показавшие удостоверение «Комсомольской правды». Они рассказали, что Виктор и двое коллег задохнулись, когда разгерметизировался спускаемый аппарат. Молодые люди забрали все фотографии с изображением Пацаева и тот самый медальончик.

«Но так в газете мы и не дождались материала с этими снимками. И фото с украшением никто нам не вернул. Потом нам сказали, что это могли быть переодетые сотрудники КГБ», — сказала Загорская.

Действительно, судя по воспоминаниям космонавтов, внезапной разгерметизацией аппарата всерьёз интересовался комитет госбезопасности, рассматривая в качестве версии диверсию в условиях космической гонки СССР-США.

…Какой след оставила в памяти Виктора Пацаева калининградская земля? Хранил ли космонавт воспоминания в сердце о своей второй Родине? Может, совсем не случайно у корабля «Союз-11» был «калининградский» позывной — «Янтарь»? И потом — фактически Пацаев ценой своей жизни спас от неминуемой гибели другого калининградца Алексея Леонова, который должен был лететь на «Союзе-11» в составе основной группы.

Дочь Светлана Пацаева, к которой автор этих строк обратился, рассказала, что сегодня её семью волнует, прежде всего, сохранение достойной памяти отца.

«Речь идет о судьбе научно-исследовательского судна «Космонавт Виктор Пацаев», которое является частью экспозиции Калининградского музея Мирового океана. На днях состоялось последнее, надеюсь, заседание суда, которое признало несостоятельным иск владельца судна «НПО измерительной техники» к министерству культуры об отмене статуса памятника культурного наследия. То есть корабль остается памятником культурного наследия», — сообщила Светлана Пацаева.

© 2020 Владимир Прощенко